Дирижер Сергей Йовса: «Первые концерты духового оркестра в ноябре 2014 года стали для луганчан стимулом к жизни»

О послевоенном становлении и достижениях студенческих музыкальных коллективов и перспективах талантливой молодежи в рамках проекта «ЛНР 5 лет: с Республикой в сердце» ЛИЦ рассказывает заведующий кафедрой оркестровых инструментов

 Луганской государственной академии культуры и искусств (ЛГАКИ) имени Михаила Матусовского, заслуженный деятель искусств Украины, художественный руководитель и главный дирижер молодежного симфонического и духового оркестров ЛГАКИ и оркестра Луганского государственного цирка Сергей Йовса.

МУЗЫКАЛЬНАЯ ДИНАСТИЯ

– Сергей Николаевич, музыкальная династия Йовса хорошо известна в Луганске. Вы представляете уже третье ее поколение?

– Да. Мой дед был руководителем духового оркестра в Черниговской области, сам играл на трубе. Отец – Николай Павлович – духовик-кларнетист, окончил Луганское музыкальное училище, потом Донецкую консерваторию и с 1970 года более 30 лет работал концертмейстером группы кларнетов в симфоническом оркестре Луганской филармонии. Мама была дирижером-хормейстером, руководила различными коллективами художественной самодеятельности. Так что я рос в музыкальной семье, и для меня, если честно, даже не стоял вопрос выбора профессии. Я видел востребованность своих родителей, знал, как они работают, мне это нравилось. С пяти лет ходил с отцом на все концерты симфонического оркестра, сидел на репетициях рядом с ним, в центре оркестра. Было очень интересно.

Когда подрос, окончил Луганское музыкальное училище по классу тромбона, потом Донецкую консерваторию по классу тромбона и дирижирования. Как и отец, начинал в симфоническом оркестре филармонии, прошел по конкурсу на должность концертмейстера группы тромбонов. Работа нравилась. Мы создали прославившийся в то время джазовый коллектив «Диксиленд», с которым ездили на многочисленные международные фестивали.

В конце 1990-х, когда был кризис и многие хорошие музыканты разъехались, мне предложили возглавить духовой оркестр колледжа культуры и искусств. Я никогда этим не занимался, но как-то не боялся. Взялся за это дело и впоследствии понял, что это – мое.

А в 2002 году, когда был создан Луганский институт культуры и искусств (который впоследствии стал академией имени Михаила Матусовского), мы организовали молодежный симфонический оркестр. Я продолжил свое образование, занимался у народного артиста Украины, профессора Киевской национальной академии музыки Аллина Власенко, который мне очень многое дал. Он и сейчас работает дирижером национальной оперы, дает концерты в Австралии, Германии, Санкт-Петербурге, Польше.  Власенко много раз был в Луганске как дирижер-гастролер, поэтому мы с ним связались, подружились, и я могу сказать, что он мне дал путевку в жизнь. И сейчас мы общаемся.

А дальше был огромный труд, без которого в нашем деле невозможно чего-то достичь. И духовой оркестр, и молодежный симфонический продолжали развиваться. У нас было много интереснейших программ. В довоенное время симфонический оркестр дважды приглашался на международный фестиваль «Харьковские ассамблеи» – достаточно престижный форум. Мы контактировали со многими известными музыкантами, к нам приезжали Эрнст Вюльдингер из Австрии, Юрий Тканов из Москвы, с которым общаемся до сих пор, кларнетист из Бельгии, профессор Национальной королевской академии музыки Хедвиг Швимберг. А наш духовой оркестр успешно выступил во французском Сент-Этьене на фестивале шахтерских духовых оркестров, а в 2013 году завоевал гран-при на международном фестивале «Фанфары Ялты» в Крыму.

Кроме того, с 2012 года меня еще пригласили работать главным дирижером оркестра Луганского цирка. До этого я немного играл в цирковом оркестре и поэтому возглавил коллектив, оставшийся без дирижера.

НОВАЯ ЖИЗНЬ

– А потом грянул 2014 год… Сложно было возобновить работу?

– Практически все, созданное немалым трудом, рассыпалось. Для меня, как для дирижера, важен коллектив, люди. Но первого сентября на занятия в институт пришли всего пять ребят. В конце сентября студентов-духовиков было уже где-то 12-15, мы собрались в здании общежития, уже можно было начинать что-то «лепить». Стали восстанавливать связи, узнавать, кто где – по интернету, по телефону. И в течение месяца собрали уже порядка 30 человек, процентов 80-90 прежнего состава духового оркестра вернулись.

Мы собирались на репетиции в учебном корпусе в центре разбитого обстрелами Луганска. Света не было, поэтому в классе сняли все шторы и репетировали только в дневное время, с восьми утра до двух, пока было светло. Многие ребята жили здесь же в общежитии, остальные добирались кто как мог, но приходили все. Воды тоже не было, я не знаю, как мы выживали. Но выжили.

Первое послевоенное выступление духового оркестра состоялось уже в начале ноября 2014 года, оно было приурочено к открытию нашего зала на Красной площади, 7. Людей в городе тогда было мало, пришли наши знакомые, соседи, друзья, коллеги. Исполняли, в основном, мелодии военных лет, патриотику – это тогда было ближе и понятнее. Зрители плакали, зал пел, люди вставали, плакали, подходили, чтобы обнять и поблагодарить музыкантов. Музыка была нужна им, она несла дыхание жизни, это был глоток воздуха. 

Кроме того, этот концерт стал и своеобразным толчком для жизни нашего вуза, после него многие коллеги и студенты стали съезжаться в Луганск. Начал функционировать наш творческий центр, как и до войны, там каждую неделю проводились концерты. Буквально через две недели отец, который руководит джаз-бэндом, тоже сделал концерт. Наши вокалисты подтянулись, потом пианисты, театралы.

Духовым оркестром мы много выступали, с ноября нас уже приглашали играть. 10 ноября дали концерт в МВД ко Дню сотрудника внутренних дел, потом – на праздновании Дня энергетика. А затем стали выступать на многих городских и республиканских мероприятиях, вошли в свой привычный рабочий ритм.

Молодежный симфонический оркестр собрали практически параллельно с духовым, на два-три месяца позже.

В ОДНОМ РЯДУ С МЭТРАМИ

– Представляли ли вы свое творчество на площадках Российской Федерации?

– Да, в 2016 году нам предложили поехать на V межрегиональный фестиваль духовых оркестров «Звучат фанфары первого салюта», посвященный 450-летию российского Орла. Там выступали около 20 оркестров из разных регионов России (Воронежа, Тамбова, Тулы, Брянска, Калуги, Липецка и других), Республики Беларусь, Китая. К тому времени у нас уже был разнообразный репертуар, играли на фестивале и традиционные марши, вальсы, и фантазии. Показали и свой коронный номер – плац-концерт, дефиле. Это увидели и оценили, к нам подходили музыканты и дирижеры, завязалось много интересных связей. Благодаря этому выступлению мы попали в ранг элиты духового оркестрового искусства России.

На церемонии награждения очень волновались: вот присуждают третье место, второе, первое… Ребята переживали: неужели нам ничего не дадут? А в самом конце церемонии нашему оркестру вручили гран-при, нас признали лучшими. Это было очень приятно, мы приехали просто окрыленными.

Примерно через полгода мне позвонил главный дирижер губернаторского оркестра Тамбова и пригласил выступить на VI международном фестивале духовой музыки имени Василия Агапкина и Ивана Шатрова (родоначальников российского духового искусства). Конечно, мы поехали. 

Готовились к этому фестивалю очень серьезно, много репетировали, невзирая на каникулы и страшную жару. В августовское пекло отрабатывали проходку в сквере имени Героев «Молодой гвардии», ребята маршировали в шортах и маечках. И ни один человек не отказался, хотя физически это было очень тяжело.

Фестиваль был посвящен светлой памяти трагически погибшего в авиакатастрофе художественного руководителя Академического ансамбля песни и пляски Российской армии имени Александрова Валерия Халилова, который должен был в нем участвовать. Приехали родственники Халилова, его дочка, мы с ними всеми познакомились.

На фестивале давали концерты на разных площадках, участвовали в сводном гала-концерте, где снова показывали дефиле. Услышали очень много искренних добрых слов в свой адрес, встречали нас прекрасно. На этом фестивале были представлены лучшие военные оркестры России: образцовый оркестр Министерства обороны РФ, оркестр военно-музыкального училища имени Александра Суворова, образцовый оркестр Почетного караула из Москвы, оркестр Санкт-Петербургского адмиралтейства, оркестр МВД Республики Беларусь. Из студенческих коллективов были представлены только мы. И стояли в одной шеренге с лучшими военными оркестрами России! Это очень высокий уровень. Как это было для нас важно и приятно, даже сложно передать.

Потом нас пригласили в Тулу, на фестиваль ко Дню города «Фанфары тульского Кремля», куда мы ездили в сентябре 2018 года. Там снова были представлены самые известные военные оркестры России.

Я считаю, что такое общение очень важно. Мы постоянно что-то новое перенимаем у коллег в аранжировке, приемах исполнения. Со многими дирижерами общаемся по интернету, практически каждый вечер. И они у нас тоже что-то перенимают, говорят: у вас своя интересная манера исполнения, какая-то европейская. Но это и ко многому обязывает: раз уже подняли такую высокую планку, надо и коллектив держать, и постоянно искать что-то новое.

– Постановкой вашего коронного дефиле занимается балетмейстер?

– Многие так думают, но никакого балетмейстера у нас нет. Я сам занимаюсь постановкой дефиле, какие-то движения показываю, что-то ребята придумывают. Когда начинали, было сложно, смотрели, учились, у коллег перенимали, интернет есть. Но дефиле, действительно, стало «коронкой» нашего коллектива.   

– А молодежный симфонический оркестр тоже может похвастаться какими-то послевоенными успехами?

– Мы сделали совместный проект с нашим земляком и другом, заслуженным артистом России, профессором Московской консерватории Юрием Ткановым, который не переставал поддерживать с нами связь. В ноябре 2017 года наш симфонический оркестр выступил с ним в зале Московской консерватории. Сделали концерт для солирующего альта, поскольку Тканов – альтист. Оркестр исполнил с ним симфонию Берлиоза «Гарольд в Италии» и еще ряд произведений в транскрипции, которую Тканов сам сделал. Это тоже было очень знаково для ребят – выступить в таком зале и с таким солистом.

ЦИРК СО СЛЕЗАМИ НА ГЛАЗАХ

– Вы рассказали, что до войны работали главным дирижером оркестра Луганского государственного цирка. Восстановлением этого коллектива тоже пришлось заниматься?

– Когда я впервые после активных боевых действий зашел в цирк, увидел большую дыру в куполе – где-то метр на два – как раз над оркестровой ложей. Помню, у меня выступили слезы на глазах. Директор цирка Дмитрий Касьян сказал мне тогда: «Видишь, беда какая… Надо восстанавливать». И мы вместе этим занялись: Касьян – восстановлением здания, а я – созданием нового коллектива оркестра, так как многие музыканты разъехались. Сейчас оркестр на 99% состоит из наших ребят, студентов академии, а я являюсь его главным дирижером. В декабре 2014 года в ДК имени Ленина проводились первые республиканские елки для детей, и мы уже выступали в фойе. Около 20 таких детских праздников мы тогда отработали. 

А в 2015 году нас пригласили на I международный фестиваль цирковых духовых оркестров, который проводился в Сочи с участием около 10 российских коллективов. Мы представили концертное выступление в здании сочинского цирка, оно всем понравилось, отзывы были только положительные. Так что и здесь – жизнь продолжается.

ТАЛАНТ БЕЗ ТРУДА НИЧЕГО НЕ СТОИТ

– Духовой оркестр ЛГАКИ участвует практически во всех серьезных мероприятиях, проводимых в Республике, и представляет ее на международном уровне. Это серьезный труд – репетиции, выступления, поездки. Ребята занимаются этим с удовольствием?  

– Им это очень нравится. Я хорошо чувствую энергетику своих ребят, их энтузиазм. Бывает, конечно, трудно. Например, в Тамбове, когда нам надо было выйти на сводную репетицию, пошел проливной дождь. Мы все, в том числе и девчонки, стояли под этим ливнем – и никто даже не пикнул. Бывают ситуации форс-мажорные, когда нам надо буквально на послезавтра подготовить выступление с солистом, с дефиле, как было, например, с молодежным форумом. Надо – мы в семь утра соберемся, и все придут, в любую погоду.

Я работаю с детскими коллективами уже больше 20 лет, и ни разу не слышал от кого-то отказа репетировать. Если сам вижу, что уже перебор, говорю: все, стоп, хватит. Ведь это тяжелый физический труд, работа с духовым инструментом приравнивается к труду шахтера. Духовики ведь не зря уходят на пенсию после 25-летнего стажа. Играть на задержанном дыхании – это колоссальная физическая нагрузка на сосуды, на позвоночник. А выполнять движения с огромным барабаном немалого веса…

Ребята понимают, что нельзя не прийти на репетицию оркестра, который без тебя не сможет играть. Я стараюсь в них воспитывать это чувство ответственности, коллективизма, потому что наши дети – это будущее, завтрашняя культурная элита  Республики.

Весь этот колоссальный труд вознаграждается: молодые музыканты видят его результаты, понимают, что они – лучшие из лучших. И это стимулирует ребят, от этого крылья вырастают. 

– Что у ваших коллективов в планах в наступившем году?

– Конечно, мы составляем план работы на год, выстраиваем свою концертную политику, поскольку это входит в учебный процесс – мы должны дать ряд концертов. Но в течение года возникает столько интересных предложений…

В этом году, в июне, наш духовой оркестр опять приглашает Тамбов. Кроме того, мы контактируем с главным военным дирижером России Тимофеем Маякиным, который высоко оценил уровень наших музыкантов и пригласил наш духовой оркестр в августе на фестиваль в Москву. А в 2020 году будет юбилейная дата в Туле, туда нас тоже уже позвали. Так что работы нам точно хватит.

Симфонический оркестр планирует в марте выступить на фестивале оперной, камерной и симфонической музыки «Крепит Отечества любовь сынов российских дух и руку», посвященном 180-летию со дня рождения Модеста Мусоргского, который будет проводиться на базе академии. Будем исполнять «Картинки с выставки», «Ночь на Лысой горе», «Рассвет на Москва-реке» из «Хованщины» и еще ряд миниатюр. Уже начали работать, потому что это достаточно интересная и сложная программа.

Кроме того, планируем возобновить выступления с Юрием Ткановым – сделать серию концертов по городам Республики в апреле-мае нынешнего года. Хотим обязательно посетить города, где много музыкальных школ, чтобы порадовать детей и их родителей чем-то новым, а заодно придать этим концертам еще и профориентационный оттенок.

– Каковы перспективы трудоустройства ваших выпускников?

– Ребята к нам приходят после окончания музыкальных школ, примерно с 15 лет, вначале в колледж. Есть такие, которые уже подготовлены, мне с ними проще. С теми, у которых нет подготовки, приходится дольше возиться. Очень много талантливых ребят, но талант без труда ничего не стоит. Наши студенты для нас уже как родные дети, мы вместе проводим весь день. Общаемся по специальности, по оркестровому классу, по аранжировке, вместе решаем возникающие бытовые проблемы, ведь у многих родители далеко.

Конечно, помогаем нашим детям и с трудоустройством. Наши выпускники-оркестровые музыканты, безусловно, востребованы в Республике: они работают в симфоническом оркестре филармонии, муниципальном духовом оркестре, оркестрах театра, цирка, военных оркестрах, музыкальных школах  и других коллективах.  Многие находят работу в России – в Екатеринбурге, Санкт-Петербурге, Москве, но для этого надо пройти серьезный конкурсный отбор.  Немало наших выпускников на контрактной основе трудоустроились и за рубежом.

– А у вас – опытного музыканта и дирижера – желания уехать не возникало?

– Я создал в Луганске несколько успешных музыкальных коллективов,вложил в это немало труда и души. Кроме того, здесь – наши дети, которых надо учить, помогать им по мере возможностей. У нас новый состав кафедры, в коллектив влились наши бывшие выпускники, это хорошая профессиональная команда. Так что я привязан к этому городу крепко и никуда уезжать отсюда не планирую.

Источник: Луганский Информационный Центр